Понедельник,
2017 год
20 ноябрь

Богатая Юрмала — движущая сила и экспортный товар латвийской экономики

Алдис Лездиньш, патриот юрмальского курорта и заказчик девелоперских проектов

Богатая Юрмала может стать движущей силой и экспортным товаром латвийской экономики и рынка недвижимости. Но для этого местные власти наконец-то должны ввинтить себе болт с правильной резьбой и начать думать о развитии главного курорта нашей страны. Думать о том, как привлечь инвесторов и превратить Юрмалу в круглогодичный курорт.

С точки зрения темпов развития, спроса и уровня цен, в обозримом будущем в Латвии не  будет конкурентоспособной альтернативы Юрмале. Ее эксклюзивность, престиж и привлекательность, причем не только в масштабе Латвии, обусловлена совокупностью множества уникальных факторов. Это и значительная доля соответствующих статусу курортного города зеленых зон (леса, парки, скверы), и чудесный публично доступный 30-километровый пляж, и близость к столице и аэропорту, и накопленная многими поколениями узнаваемость, и многообразие культурных мероприятий в концертном зале «Дзинтари». Юрмала — одно из немногих самоуправлений Латвии, в которых число жителей растет. И происходит это благодаря тому, что город привлекает не только латвийцев, но и все больше нерезидентов, в основном граждан России и СНГ. Они заинтересованы в приобретении для себя и своих семей «отпускных» домов и квартир именно в Юрмале. Дополнительные факторы, способствующие интересу нерезидентов, — это наличие русской языковой среды, удобное сообщение с Москвой (поездом, самолетом, автотранспортом), личная безопасность, развитая банковская система, неприкосновенность прав собственности и вступившие в силу с 1 июля 2010 года поправки к Закону «Об иммиграции». Последние предусматривают возможность получения иностранцами, купившими недвижимость на определенную сумму, пятилетних видов на жительство в Латвии. Еще один важный фактор нашей привлекательности — ментально близкая, доброжелательная и непринужденная среда общения на русском языке.

И частная предпринимательская инициатива уже начала реагировать на растущий спрос, находящий выражение в дефиците новых и качественных объектов жилой недвижимости (в основном квартир) и неадекватном росте цен. Инвестиции идут в развитие новых жилых проектов (заявлено около 40 проектов многоквартирных домов почти на 400 квартир). Реализация этого объема планируется в ближайшие три года, и именно эти проекты обещают стать движущей силой экономики в латвийском масштабе и важным экспортным товаром, способствующим развитию таких смежных и важных для Латвии отраслей народного хозяйства, как строительство, туризм, рекреация и производство мебели. Эта инициатива предпринимателей будет иметь эффект мультипликатора, то есть окажет значительное и позитивное влияния на ВВП (внутренний валовой продукт), экономику и занятость в масштабе всей страны. Но этого мало!

Даже будучи национал-патриотом и репрессированным лицом, я понимаю, что прирост инвестиций и экспорта — это аксиома экономического развития государства в данный момент, а также вопрос выживания, который не должен становиться «разменной монетой» в политическом торге. Здесь стоит упомянуть положительные примеры таких стран, как Швейцария, Люксембург или Монако. Эти государства держат планку предоставления гражданства иностранцам на очень высоком уровне. И в то же время они радуются каждому инвестору (налогоплательщику), вкладывающему деньги в их страну, в том числе и в сектор недвижимости. Это один из краеугольных камней благосостояния названных стран. Ежедневно встречаясь с инвесторами-нерезидентами, знаю, что те, кто выбирает Латвию и покупает здесь недвижимость, в подавляющем большинстве состоятельные, интеллигентные, образованные и многое повидавшие «граждане мира».  И что важно: они очень благоприятно и лояльно (по сравнению с нашими негражданами) настроены по отношению к стране, которую выбрали. 

Но в нынешней стадии, когда Юрмала вступает в глобальное соревнование за привлечение туристов и инвестиций с такими признанными европейскими курортами, как Ницца или Канны, городами морского побережья Италии и Испании, нужно выявить и устранить моменты нашего отставания от них. Ведь при сравнении с другими курортами Европы, при всех наших перечисленных плюсах, становятся видны и минусы Юрмалы, без устранения которых в развитии города возможно проявление негативных сценариев: стагнация, социальные и даже политические риски.

Во-первых, следует целенаправленно и планомерно «затушевывать» сезонность нашего климата. К сожалению, рекреационная, или как ее еще называют — оздоровительная, недвижимая инфраструктура главного курорта Латвии (если только Юрмала не решит быть лишь спальным районом Риги) очевидно стагнирует и, увы, может развиваться только на базе наследия времен первого секретаря Компартии Латвийской ССР Аугуста Восса. Как бы это ни было кому-то неприятно, но в местах, привлекательных для отдыхающих, можно развивать (реконструируя и приспосабливая к современным нуждам) только то, что осталось с той советской эпохи. Подтверждение тому — Baltic Beach Hotel, Light House Jurmala (реконструкция бывшего пляжного прокатного пункта), старое кафе на 63-й линии и так далее. Со времен Аугуста Восса для нужд курортного бизнеса не построено ни одного гостиничного спа-комплекса, если не считать нескольких гостиниц не более чем на десяток номеров. Отцы города на протяжении 20 лет после восстановления независимости о развитии курорта говорят, но за реальные дела так и не взялись! Они не разработали в качестве заказчиков и не утвердили ни одной (ни одной!) детальной планировки рекреационной недвижимой инфраструктуры. Это я говорю о таких нужных Юрмале курортных гостиницах и санаториях (желательно в дюнной зоне и с видом на море), которые могли бы использовать доступные здесь же, в городе, лечебные грязи и минеральные воды. Город может и должен был бы (на муниципальной или же выкупленной у частников или государства земле) заказывать, разрабатывать и согласовывать полностью готовые к строительству и привлечению инвестиций проекты, которые способствовали бы становлению Юрмалы и как зимнего курорта. Четыре или пять подобных проектов, реализуемых по принципу частно-публичного партнерства, не принесли бы заметного вреда экосистеме 30-километровой дюнной зоны. Давайте признаемся себе: приезжая на курорт, мы хотим видеть в первую очередь именно море. Гарант независимости Латвии, первый президент Росссийской Федерации Борис Ельцин, всегда с удовольствием вспоминал прекрасный вид на море, открывающийся с террасы президентского номера Baltic Beach Hotel. А сохранил бы он о городе столь же приятные воспоминания, если бы окна были, к примеру, с видом на болото Винькю?! 

За два последних десятилетия я припоминаю только одну начатую юрмальской думой нужную и актуальную для развития города детальную планировку — на территории бывшего Слокского целлюлозно-бумажного комбината. Тогда заплатили архитектору Эдгару Берзиньшу аванс, этим все и завершилось. Видимо, не хватило перспективного видения и бюрократия возобладала.

Нам давно уже следовало бы внести в Красную книгу Латвии такую часть природы, как человек, потребности и жизненное пространство которого нужно исследовать и защищать, иначе при нынешней политике, в т.ч. на уровне политики самоуправлений, латышская нация не выживет. А уж пустой эта территория не останется. Уверен, Юрмале пригодился бы международно признанный проект «Дюна». И выходящии в море мол — продолжение улицы Турайдас, с причалом для яхт. И еще один мол, в устье Лиелупе, с многоэтажной застройкой и международным портом. Властям здесь неуместно прикрываться нехваткой денег. Самоуправление имеет право брать гарантированные бюджетом кредиты, по крайней мере, на разработку детальной планировки и проектов, привлекая для их реализации отобранных в международном конкурсном порядке стратегических инвесторов. Для развития туристической инфраструктуры могут использоваться также фонды ЕС и государственные гарантии. Мы в Юрмале можем только с белой завистью наблюдать, как мастерски привлекает инвестиции Вентспилс, развивая рабочие места, туристическую и городскую инфраструктуру. И разве от стремительного развития Вентспилса сильно пострадала природа?

Многочисленных гостей Юрмалы немало удивляет тот факт, что на данный момент в городе нет ни одного кинотеатра, не говоря уже о таком, где, например, при сотрудничестве с Мариной Липченко в зимние каникулы проходил бы фестиваль «Жемчужина Юрмалы». Нет зимнего концертного зала (площадка в Дубулты пустует уже 20 лет), где зимой, совместно с энтузиастом джаза Марисом Бриежкалнсом, проходили бы концерты классической музыки или джазовый фестиваль «Юрмальские ритмы». В столь нужном городу фестивальном дворце в Дубулты могут проходить и молодежные развлекательные мероприятия с привлечением их признанного организатора Тии Аузини. Все это было бы возможно, если бы было где...

Быть активными и деятельными трудно, иногда даже самоубийственно с политической точки зрения. Однако создавать и планировать предпосылки для развития города — это прямая обязанность думского руководства и критерий проделанной работы. К сожалению, городские бюрократы предпочитают принцип «нет» и молчаливую уверенность в том, что двери для развития должны быть закрыты. Тогда в городе всегда найдутся заинтересованные инвесторы, которые обходными путями, «через дымоход», все же доберутся до власть имущих. Вот тогда и поговорим... К этому добавляется «глас народа» — представляющее интересы городского меньшинства «Общество защиты Юрмалы» c его типично латышским синдромом зависти, консерватизмом и дремучей убежденностью, что «чужие здесь не пройдут». Уважаемые, но зомбируемые пожилые дамы из этой организации, увы, не понимают простой истины: если Юрмала не позаботится о развитии, то есть привлечении инвестиций, то улочка к домику любой из них так и останется неасфальтированной и неухоженной, так как денег в городской казне не будет.

Симптоматично, что новый генеральный план Юрмалы уже даже не называется планом развития. Это всего лишь территориальная планировка на период 2009-2020 гг., поскольку в нем прискорбно мало территорий, отведенных под развитие. На обширной и сравнительно пустой городской территории можно и нужно было бы планировать и новые кварталы частных домов. А если это муниципальная земля, то ее можно было парцеллировать и продавать на аукционах. Но у нас даже из хороших и нужных, основанных на мировом опыте курортных городов, идей авторов планировки — компании Grupa 93 — вычеркиваются необходимые Юрмале как курортному городу инициативы по развитию туристической инфраструктуры. Это и променад вдоль моря, который послужил бы и для защиты берега от эрозии. Это и застекленные кафе с видом на море, где за чашечкой кофе можно посидеть независимо от сезона. Летом это можно делать в кафе-палатках на пляже, а зимой? 

На всех морских курортах мира имеются променады для торговли сувенирами и прогулок вдоль моря, а нам не надо! Или действительно в наш коллективный мозг вкручен болт с обратной резьбой? Тут довелось побывать на одном из публичных обсуждений нового Генерального плана Юрмалы. Так, дамы под предводительством уважаемой писательницы Анны Жигуре на нем договорились до того, что Юрмале не нужен второй мост через Лиелупе в районе Дубулты! А если, не дай Бог, снова что-то нехорошее случится с единственным мостом через реку, как это однажды уже было? Что тогда?

 

Еще одной актуальной проблемой развития Юрмалы является чрезмерное, на мой взгляд, количество памятников архитектуры с непонятной для большинства людей ценностью и целесообразностью сохранения. Проблема состоит в том, что почти каждая деревянная постройка 50-летней давности, возведенная ремесленником без всякого проекта и хотя бы частично сохранившаяся до наших дней, подпадает под юрисдикцию Государственной инспекции по охране памятников культуры (ГИОПК). Многие такие здания сегодня уже не годятся для эксплуатации и превратились в портящие городскую среду руины, а их владельцы, не видя экономического обоснования для реставрации и реновации, находятся в патовых конфликтных отношениях с ГИОПК. Действительно ли украшают город такие «памятники»—развалюхи? Разумеется, существуют достойные сохранения градостроительные объекты, которые должны быть переданы последующим поколениям в целости и сохранности. Однако, чтобы владельцы таких зданий гордились своим городом и принадлежностью своих владений к национальному достоянию, город должен хотя бы частично финансировать расходы на содержание этих зданий. Сделать это можно, давая владельцам собственности послабления по налогам и направляя деньги юрмальского бюджета на научно обоснованную реставрацию фасадов домов. И здесь мы снова возвращаемся к мечте о богатой Юрмале.

В связи с темой «памятников архитектуры» особенно больно вспоминать о том, как один из столпов «Общества защиты Юрмалы», фанатичный защитник замшелых деревянных сарайчиков Рихард Петерсонс был избран председателем Юрмальской думы в начале 90-х годов XX века. При нем шла потенциально незаконная и сравнительно дешевая (за 900 000 долларов) приватизация действительно выдающегося памятника архитектуры национального масштаба — санатория «Кемери» (архитектор Эйженс Лаубе). Мэр тогда ничего не сделал для того, чтобы это здание приобрел город, что было реально при условии получения кредита. Город и его жильцы могли бы учредить акционерное общество, выпустив акции небольшого номинала: люди непременно поддержали бы такое начинание. Однако Рихард Петерсонс, столкнувшись с трудностями реальной работы, вскоре по собственному желанию подал в отставку, чтобы в дальнейшем все только критиковать.

Высказывая свое мнение о наболевшем, я не претендую на абсолютную истину. Я предлагаю путем диалога и дискуссии заняться разработкой стратегии дальнейшего развития Юрмалы, с альтернативами и путями решения. И тогда главный курорт Латвии, да и всех стран Балтии, сможет развиваться еще более успешно.

    

  

ЗДЕСЬ МОЖНО КУПИТЬ

ГАЗЕТУ В ФОРМАТЕ  pdf:



JAUNÂKAIS LAIKRAKSTS

Архив газет

Как подписаться

Где купить