Воскресенье,
2018 год
21 октябрь
В стране
102236

Разрыв в уровнях благосостояния и понимании солидарности


увидеть комментарии (0)


27.09.2018

Роберт Зиле: Большинство в Европейском парламенте пыталось осудить Венгрию. Я подчеркиваю Венгрию

 



Янис Вилнитис

 



С депутатом Европейского парламента Робертом Зиле мы встретились вскоре после того, как большинство парламента проголосовало за осуждение политики Венгрии или венгерского правительства и его руководителя Виктора Орбана. По предложению Европейской комиссии Европейский парламент поддержал возбуждение против Венгрии процедуры санкций, предусмотренных в 7-й статье договора Европейского союза. Теоретически это значит, что Венгрия утрачивает право голоса за столом стран-участниц.

 



Ваша позиция по этому вопросу?

 



- Европейский парламент без неожиданностей, большинство пыталось осудить Венгрию. Я подчеркиваю Венгрию, не только венгерское правительство, поскольку венгерское правительство на выборах избрал народ Венгрии. Нравится это или нет, сегодня Брюссель осудил Венгрию, граждан Венгрии за неправильный выбор. Я, конечно, голосовал против этого.

 



Это уже второй подобный вариант, первой была Польша.

 



- Этот даже тяжелее, предполагается наказание по 7-й статье. 

 


Интересно, что большая группа Европейской Народной партии, которая является здесь самой большой фракцией, я не знаю, сколько из них проголосовали за осуждение своих товарищей. Партия Орбана ФИДЕC в группе Народной партии имеет довольно большое представительство, у них примерно 20 депутатов. Партия ФИДЕС широко представлена и в Европейском парламенте в целом. У них даже так называемый большой палец руководитель из венгров. У них было свободное голосование, и мне казалось, что значительная часть Европейской Народной партии решила наказать правящую партию Венгрии ФИДЕС. 

 



Значит ли это, что в Европейском Союзе это прозвучало и в речи Юнкера национальные государства загоняются во все более глубокое подполье? Но ведь это автоматически вызовет ответную реакцию.

 


 
- Да, да, такая тактика и стратегия, которую можно увидеть также у Юнкера и его заместителя Тиммермана, который является главным исполнителем (бывший министр иностранных дел Голландии, который полностью провалился со всей партией на последних выборах в Нидерландах, на которых они получили очень слабый результат), наказывающим Польшу или Венгрию. Они продолжают эту стратегию.
В речи Юнкера прозвучало, что за общую политику внешней безопасности и за налоговую политику надо голосовать квалифицированным большинством. Для таких маленьких стран как Латвия, у которой маленький голос, это знак, что наше мнение вообще не будут учитывать. И это следует рассматривать в целом вместе с сегодняшним событием по Венгрии. 

 


Хочу напомнить, что сам Юнкер также из этой же Европейской Народной партии, которая проголосовала за наказание партии своего блока, выдвинувшей того же Юнкера в качестве шпитценкандидата*, и он стал руководителем комиссии. Это показывает, что по-прежнему существует вектор для удара из Брюсселя по выбору или интересам стран-участниц Европейского союза. В действительности это обоснованно приведет только к гневу среди граждан.

 


У нас имеется хороший опыт. Я не хочу сравнивать Советский Союз с Европейски союзом, все же это не одно и то же. Однако это станет эмоциональным знаком для людей, будет недовольство тем, что кто-то в Брюсселе может что-то сказать, осудить наше правительство, нас самих за то, что есть Я думаю, что это именно такая тактика Печальная. 

 


Мы видим также, между прочим, что тех же поляков, венгров, если так можно было бы сказать, бьют не только рублем, но и евро (смеется). Может быть нас меньше. Видим это также и по бюджету ЕС на 7 лет. Если внимательно проанализировать, то с моей точки зрения, в этом есть своего рода политическая установка, которая несколько месяцев назад поступила из комиссии Юнкера, что следует сократить бюджет новым странам-участницам, странам кохезии (как они называются в общем). Критерии применяются, чтобы чиновники могли добиться желательного [себе] результата. Вы ставите политическое задание, что следовало бы сократить получаемые Польшей деньги, и работники готовят то, каким образом эти критерии можно было бы реализовать. 

 


Есть еще кое-что такое, что не обрадует Латвию в нынешней ситуации. В следующие семь лет по критериям у нас вроде бы ожидается прирост в политике кохезии, по сравнению с нынешним семилетним периодом. Но это так называемый потолок: мы не сможем в течение 7 лет получить больше поддержки Для Латвии другие критерии, чем, к примеру, для Болгарии и Румынии. У нас потолок ниже. Таким образом деньги, которые предстоит получить в последующие семь лет, уменьшаются. А именно, существуют различные инструменты, которые используются, чтобы якобы демократическим путем добиться своего политического акцента и в вопросах денег. 
    

 

Значит, Латвии в следующий период планирования... 

 



- Если что-то не улучшится в ходе переговоров, и тут очень важно, что делают премьер, министр иностранных дел, министр финансов, несомненно, эти трое самые актуальные Мы в парламенте в любом случае также постараемся повлиять н это Здесь нас, могу сказать, шестеро. Всего восемь, но двое, по-моему, на самом деле не представляют интересы Латвии... (смеется). 
Нам здесь довольно трудно завоевать больший вес, чем правительству Латвии, у которого удельный вес в Совете больше И есть партнеры в группе стран кохезии Восточной и Центральной Европе, которые также могут быть заинтересованы в поиске общего знаменателя я думаю, так эти вещи можно отвоевать. Однако и там мы раздроблены этим предложением Европейской комиссии по бюджету. Ведь у разных стран эти потолки разные. У румын, болгар это 2,2% от внутреннего валового продукта, у нас 1,85%, у поляков и других еще меньше. Я просто знаю, что Министерству иностранных дел Латвии и другим министерствам об этом известно. Они все хорошо понимают суть проблемы, вопрос, как у них сложатся дела по дипломатическим каналам, удастся ли найти партнеров и получить выгодные для Латвии условия.

 



Возвращаясь к предыдущему вопросу. Получается, что сейчас в Европе действует механизм, когда политику здесь в большей или меньшей степени определяет не партийный блок здесь, раз уж он голосует даже против своих, а все же взаимные позиции крупных стран, то, что они считают нужным?

 



- Да, так можно сказать, там перемежается несколько векторов, там существуют разные интересы. Конечно, есть интерес к воздействию против тех правительств, которые получили очень большое преимущество в своих странах. Так происходит в Польше и Венгрии, которые вовсе не поддерживают этот классический стиль и цель Брюсселя. Именно поэтому крупные страны, например, Германия, решили пойти против Венгрии. Их депутаты из ХДС и ХСС, которые являются христианскими демократами, товарищами Меркель по партии и ее партнерами, насколько я вижу, также многие голосовали за наказание Венгрии. Это значит, что и им, думая о будущем влиянии, выгоднее показать, что они способны наказывать и своих. Возможно, даже вытеснить их из этой группы. Это делается с целью найти лучшее партнерство с Макроном и с той новой политической семьей, которая назревает здесь, в Европе, и удержать власть. 
Юнкер сказал еще несколько вещей, которые показались неприемлемыми многим центристски настроенным. К примеру, он сказал, что надо не только поддерживать систему шпитценкандидатов это тот способ, которым он был избран, но на выборах в парламент надо голосовать и за транснациональные списки. Хотя при голосовании в Европейском парламенте это предложение несколько месяцев назад было отклонено. А именно, для избирателей в Латвии это означало бы, что вы, юрмальчане, в конце мая на выборах в Европейский парламент отправитесь в кабинку, и у вас будут классические списки Национальное объединение, Новое Единство, Согласие или еще кто-нибудь, а затем, возможно, и какой-нибудь транснациональный список, в котором все фамилии будут совершенно незнакомы значительной части юрмальчан может быть, где-то в конце списка и встретится какой-то латыш или эстонец, которого мы знаем. Но в начале списка немцы, испанцы, какой-то бельгиец или люксембуржец. Это было то, о чем сегодня говорил Юнкер, что таково его видение, что следовало бы сделать в будущем. И что это должны были бы быть настоящие руководители Европейской комиссии такие, каким сейчас является он, из транснационального списка.

 



Это и соответствует высказанному им эмоциональному посланию о единой Европе, и долой национализм. Национализм, как он там высказался, это нечто тормозящее.

 



- В эмоциональной плоскости мой взгляд [на выступление Юнкера] был весьма критическим. Он обычно был политиком, не проявляющим эмоции, разве что иногда ему удавалась какая-нибудь шутка, но это не является главным качеством европейского лидера То, как он говорил, было незахватывающим. В том числе и то, что во время выступления общие аплодисменты были только на 45-й минуте, а до этого были аплодисменты в небольших группах. И тогда он воспользовался хорошо знакомой нам, латышам, ситуацией в это время он выпил воды и сказал, что сейчас время принять (смеется). Но все это произошло только на 45-й минуте. Это значит, что не было увлеченности.

 



Были и противоречия. Он настаивал, что надо выровнять социальные сферы между востоком, западом, севером, югом Если для той же кохезии установить такие потолки, то как он думает выравнивать уровень в социальной сфере?

 



- Я думаю, что он об этом и не думает на самом деле. Это скорее слова. Различия в Европейском союзе огромные. 
Например, вчера здесь, в Европейском парламенте, был греческий премьер. Греки находились в самом глубоком кризисе. У них сейчас также уменьшился ВВП, мне кажется, на 20% от того, что было до их финансового кризиса. Как и у Латвии, когда у нас был кризис, но мы тогда быстрее выбрались. У греков это происходит медленно, и они все еще находятся в этой яме. Я помню, как было десять лет назад, когда греки здесь говорили: как вы можете себе представить, что греческий пенсионер должен довольствоваться 700 евро в месяц?! Тут я хочу сказать что тогда говорить латвийским пенсионерам?! Очевидно, следует помочь грекам, потому что им действительно тяжело, и выровнять отношения между севером и югом. Но это лишь показывает, насколько велика трещина в уровнях благосостояния и понимании того, что такое солидарность... 

 


Я скорее представляю мнение позвольте нам конкурировать с вашими бизнесами в Западной Европе. Наши предприятия по оказанию услуг, владельцы автосервисов, перевозчики настоящие конкуренты. Сейчас здесь законодательство для европейских грузовых автомобильных перевозок, в вопросах транспорта непримиримые противоречия. Поляков, литовцев, латышей всюду вытесняют с западноевропейских рынков. С помощью протекционизма не позволяют нашим, которые, возможно, не готовы сегодня платить такую большую зарплату, но готовы работать и участвовать в этой конкурентной борьбе, конкурировать с ними и зарабатывать. Таким образом, например, в Латвии могли бы заплатить больше налогов и поднять как пенсии, так и в целом уровень благосостояния. Пусть шоферов в Латвии не так много, но есть базирующиеся в Латвии компании. Но это здесь не поддерживается. В связи с этим это двуличность в разговорах о единой Европе в действительности вам не только ничего не выравнивают через бюджетные деньги, но и не позволяют соревноваться на рынке. Попробуйте в Страсбурге открыть латышский автосервис! Я думаю, что наши многих бы опередили. Так же как здесь были польские сантехники, которые в свое время были во Франции символом, потому что они просто более эффективно работают и зачастую лучше и даже за меньшую плату. Поэтому латвийский автосервис, если бы он захотел здесь работать, столкнулся бы с такими преградами, что не мог бы оказывать здесь эту услугу.

 



Но есть и то, что я вижу, - несправедливость по-прежнему существует и в той же налоговой сфере, в смысле размера поддержки. Как в сельском хозяйстве, так и в других отраслях, где оказывается денежная поддержка, там также отсутствует честное отношение.

 



- В аналитической части к бюджету на 7 лет, к разделу сельского хозяйства прилагается оценка экспертов, что Латвия по-прежнему будет отставать, достигнув в 2027 году лишь трех четвертей от среднего европейского уровня. Наша дискриминация продолжится и тогда. Такова действительность, и нашим крестьянам приходится конкурировать, ведь фактически расходы такие же. Ну, хорошо, расходы на рабочую силу в Латвии, возможно, меньше, чем в Западной Европе, но все остальное такое же. Местами, я допускаю, у нас дороже получить финансовые ресурсы, кредиты, чем у многих партнеров в Западной Европе. Это сравнение затрат весьма сомнительное. 

 



Из сказанного ранее я понимаю, что еще есть какие-то надежды...

 


Борьба не закончена, надежда никогда не умирает (смеется). 

 



Надежда на Европейский совет, наших министров и премьера. 

 


Здесь мы в парламенте будем бороться за деньги большого проекта Rail Baltica. Долго рассказывать, как сейчас все выглядит. Не плачевно, конечно, но надо добиться некоторых вещей, которые сейчас уже хорошо вложены в этот проект Европейской комиссии о возможностях Rail Baltica, но этого может оказаться недостаточно. Поэтому мы пытаемся найти варианты, как бороться за то, чтобы было достаточно, чтобы этот железнодорожный проект можно было запустить в 2026 году.

 



То есть, в 2026 году начать ездить? Нет ли такого ощущения, что это может и не произойти?...

 



- Ну, нет, я думаю, нет. Всегда может что-то случиться, но уже началось освоение денег, во всех трех странах Балтии проделано много работы. Здесь в Европе они также это ценят, несмотря на то, что мы встречаем там временами много преград. Этот проект продвигается вперед лучше, чем многие другие крупные трансграничные транспортные проекты в других странах Европы. Европейская комиссия, по-моему, действительно заинтересована в завершении этого проекта. Потому что они должны доказать большие деньги европейских налогоплательщиков переданы на эти транспортные проекты, которые соединяют транспортные острова страны Балтии и Европу современной транспортной сетью. И они не могут сказать у нас не получилось, ведь тогда выходит, что деньги налогоплательщиков растрачены зря. Они действительно хотят закончить, и я думаю, что это даст нам возможность сделать это. Ситуация всегда бывает сложной, но я не пессимист. 

 



Есть еще какие-то планы? Что еще можно успеть сделать за время этого созыва? 

 



- Сегодня было более понятное голосование по авторским правам, чем два месяца назад. Это значит, что парламент, хотя и приближаются выборы, еще способен работать. Какова процедура: как по этим авторским правам, так и по другим вопросам интеллектуальной собственности будут переговоры с министрами, Латвию на них будет представлять Министерство культуры. И фактически по результатам переговоров оба больших дома, если можно так сказать, дом министров, Совет Европы, который и в Брюсселе является главным зданием, и парламент, эти люди, которые принимают участие, проводят множество раундов переговоров. Только тогда, когда они придут к единому тексту, мы его окончательно утвердим как со стороны Совета, так и со стороны парламента. Сегодня был только первый очень значимый шаг парламент нашел свою позицию, с которой пойдет на переговоры. Так что еще ничего не произошло. Но хорошая новость, что позиция была разумной, в том числе и с моей точки зрения, и я ее поддержал. Это значит, что парламент, несмотря на то, что уже в мае следующего года предстоят выборы, все же способен вести переговоры.

 



Но я понимаю, что есть еще и другие задачи?

 



- Мы надеемся достичь чего-нибудь по транспорту, там также есть цель достичь компромисса по грузовым автомобильным перевозкам. Есть надежда, что это можно сделать, но мало времени, и фактически в апреле следующего года, на Пасху, состоится последняя сессия. Последний месяц это уже кампания. 

 


Но я не хочу заканчивать разговор на такой пессимистичной ноте. Просто в руководстве Европейской комиссии должны быть другие лидеры, которые видят будущее Европы по-другому, которые учитывают, что в разных странах разные настроения. Которые не бьют по национальным мыслям или каким-либо другим мыслям, а просто пытаются найти разумное решение, насколько на эту Европу надо давить из Брюсселя, и какие вещи для нас общие. Общий рынок если немцы с латышами действительно хотят конкурировать в области общего рынка, это будет только хорошо. Или же защищать общие внешние границы когда пограничники из других стран, и из Латвии тоже, будут на Средиземном море. Нам помогут, если нам надо будет усиливать свою границу с Россией и Белоруссией от мигрантов. Пока там в основном приходят вьетнамцы, и в сравнительно небольшом количестве. Но, если потребуется, то нам ясно, что нам придут на помощь. Это хорошо. Ведь вовсе не все плохо. 

 


Я думаю, что после следующих выборов будет другой политический расклад здесь, в Европейском парламенте будет меньше депутатов, чем сейчас, но я надеюсь, что будет более сбалансированное представительство. Будут споры, конечно, но будет лучше, чем сейчас, когда фактически полторы или две группы могут решить почти все вопросы. Социалисты в последние два года утратили свою позицию. 

 



* Шпитценкандидаты ведущие кандидаты (по нем. spitzenkadidaten). Система, когда перед выборами Европейского парламента европейские политические партии называют своих кандидатов на должность председателя Европейской комиссии, таким образом связывая выбор кандидатов с итогами выборов и навязывая выбранных самими кандидатов. Таким образом депутаты от маленьких стран полностью лишены возможности стать кандидатом на высокий пост. 


Посоветуй друзьям:

Выскажи свое мнение
      назад

atstj tuku: atstj tuku:
имя:




введите предохранительный код:

Visual CAPTCHA



    

  

ЗДЕСЬ МОЖНО КУПИТЬ

ГАЗЕТУ В ФОРМАТЕ  pdf:



JAUNKAIS LAIKRAKSTS

Архив газет

Как подписаться

Где купить